В январе 2019 года Банк обратился с исковыми требованиями о взыскании задолженности к физическому лицу-должнику на основании договора поручительства в районный суд города Краснодара. Территориальная подсудность определялась Банком по месту нахождения одного из ответчиков-поручителей.

Чуть ранее в октябре 2019 года гражданин-должник был признан банкротом Арбитражным судом города Москвы (по месту жительства), в отношении него введена процедура реструктуризации долгов.

Гражданин-должник возражал против рассмотрения требований Банка судом общей юрисдикции, заявив о своем банкротстве. Первая и апелляционная инстанция доводы гражданина проигнорировала.

В соответствии с п.3 статьи 22ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй статьи 22 ГПК РФ, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к компетенции арбитражных судов.

В соответствии с положениями статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ.

Согласно п.1 ч.1 статьи 134 ГПКРФ заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.В соответствии со статьей 213.11 Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 года «О несостоятельности (банкротстве» с даты вынесения арбитражным судом определения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введения реструктуризации его долгов вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

Требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, требования о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными сделок и о применении последствий недействительности ничтожных сделок могут быть предъявлены только в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

Исковые заявления,которые предъявлены не в рамках дела о банкротстве гражданина и не рассмотрены судом до даты введения реструктуризации долгов гражданина, подлежат после этой даты оставлению судом без рассмотрения.

Согласно п.12 Постановления Пленума ВС РФ  от 27.12.2016 года № 62 «О некоторых вопросах "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве" в силу абзаца второго пункта 1 статьи 63, абзаца второго пункта 1 статьи 81, абзаца восьмого пункта 1 статьи 94, абзаца седьмого пункта 1 статьи 126, абзаца третьего пункта 2 статьи 213.11, абзацев второго и третьего пункта 1 статьи 213.19  Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) с даты введения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, принятия решения о признании должника банкротом и открытия конкурсного производства или введения реализации имущества гражданина, с даты введения процедуры реструктуризации долгов гражданина и утверждения арбитражным судом плана реструктуризации долгов гражданина требования кредиторов по денежным обязательствам и требования об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве в порядке статей 71 или 100 Закона о банкротстве и не могут быть рассмотрены в порядке приказного производства.

Указанная позиция заявителя поддерживается судебной практикой Верховного суда РФ. Так, при рассмотрении дела № 305-ЭС17-21937 СК по экономическим спорам ВС РФ вынесла определение от 21 мая 2018 года, в которой указала, что исковое заявление, производство по которому возбуждено судом общей юрисдикции, подлежит безусловному оставлению без рассмотрения на основании п.2 статьи 213.11 Закона о банкротстве, если производство начато после 01 октября 2015 года.

Исковое заявление банка  принято к производству  районным судом Краснодара 06 декабря 2018 года, следовательно, исковые требования Банка подлежали оставлению без рассмотрения.

Тем не менее, суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции (Судья – Буренко С.В.Дело № 33-25228/19 (2-1856/19) указанные нормы пава истолковали по-своему. Они провели аналогию между банкротством физических лиц и банкротством организаций:

"Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что введение в отношении ответчиков <Ф.И.О. >8 и < Ф.И.О. >4 процедуры реструктуризации долгов гражданина не является основанием для оставления без рассмотрения требований ТКБ БАНК ПАО.
Так определениями Арбитражного суда <...> от <...> и от <...> в отношении < Ф.И.О. >8 и < Ф.И.О. >4 (соответственно) была введена процедура банкротства – реструктуризация долгов гражданина.Решениями Арбитражногосуда <...> от <...> и от <...>, <Ф.И.О. >8 и < Ф.И.О.>4 (соответственно) признаны несостоятельными (банкротами), в отношении них введена процедура реализации имущества гражданина.
Между тем подача искового заявления произведена Истцом <...>, <...> иск ТКБ БАНК ПАО принят к производству Ленинского районного суда <...>, т.е. еще до момента введения в отношении поручителей < Ф.И.О. >8 и <Ф.И.О. >4 реструктуризации долгов гражданина.
Введение любой процедуры банкротства в отношении поручителя не приводит к автоматическому прекращению обязательства поручителя по отношению к кредитору, а лишь может являться основанием для предъявления кредитором требования к основному должнику о досрочном исполнении обеспечиваемого обязательства по возврату суммы займа или кредита на основании статьи 813 и пункта 2 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Кроме того, согласно абзацу третьему пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения наступает следующее последствие: по ходатайству кредитора приостанавливается производство по делам, связанным с взысканием с должника денежных средств, и кредитор в этом случае вправе предъявить свои требования к должнику в порядке, установленном данным Законом.

По этой причине, если исковое заявление о взыскании с должника долга по денежным обязательствам или обязательным платежам, за исключением текущих платежей, было подано до даты введения наблюдения, то в ходе процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления право выбора принадлежит истцу: либо по его ходатайству суд, рассматривающий его иск, приостанавливает производство по делу на основании части 2 статьи 143 АПК РФ, либо в отсутствие такого ходатайства этот суд продолжает рассмотрение дела в общем порядке; при этом в силу запрета на осуществление по подобным требованиям исполнительного производства в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления (абзац четвертый пункта 1 статьи 63, абзац пятый пункта 1 статьи 81 и абзац второй пункта 2 статьи 95 Закона о банкротстве) исполнительный лист в ходе упомянутых процедур по такому делу не выдается.

Суд не вправе приостановить по названному основанию производство по делу по своей инициативе или по ходатайству ответчика.
Из приведенных норм права, а также из разъяснений (применяемых по аналогии по причине схожести процедуры наблюдения при банкротстве юридических лиц и реструктуризации долгов при банкротстве граждан) следует, что в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления при банкротстве юридических лиц и реструктуризации долгов гражданина право выбора порядка рассмотрения требований к должнику (в деле о банкротстве или в порядке искового судопроизводства) принадлежит исключительно кредитору.

При этом с момента открытия в отношении имущества должника конкурсного производства или реализации имущества должника-гражданина рассмотрение денежных требований кредитора, возникших до принятия судом заявления о признании должника банкротом, возможно только в рамках соответствующего дела о банкротстве".

В соответствии ч. 4 статьи 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи (далее также - суд) применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

Однако, статья 213.11 Закона о банкротстве существует, является действующей и императивной. При разрешении спора применение норм по аналогии права не требовалось и являлось незаконным, что повлекло принятие незаконного судебного акта.

06 февраля 2020 года Четвертый кассационный суд общей юрисдикции отменил апелляционное определение Краснодарского краевого суда, указав на существенные нарушения процессуальных норм права, и направил дело на новое рассмотрение.

Текст судебного акта (.pdf, 125Кб)